?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"Правдивая история о вещах, личных и секретных, произошедших при правлении Людовика XIV Великого, записанная со слов сына отставного лейтенанта д'Артаньяна молодым монахом-летописцем и переведенная на русский язык писателем, страдающим множественным расщеплением личности"



"Раз, два, три... Гори!"

Тема: "Снегурочка при дворе Людовика XIV"

Comments

( 10 comments — Leave a comment )
svoloch_abramov
Dec. 25th, 2018 12:04 pm (UTC)
Десять часов. Закат. Король-Солнце, Великий, урожденный Луи-Дьёдонне, завершил свою церемонию отхода ко сну. День завершен, государевы дела, забота о Франции уходят на второй план, как и время для семьи. Луи был очень щепетилен в данном вопросе. Его день расписан по минутам, и распорядок точен, как часы великих мастеров. Сейчас же время для самого себя, и только лишь.
Отворив дверь, король вошел в опочивальню с огромной кроватью с поистине королевским балдахином. Рядом с ложем, находилась скамья для его личного лакея – Пьера, маленького мальчика лет десяти, который помогал ему в период сна. Король никогда не остался один. Никогда.
Король опасался своих снов так, как не опасался людей у себя за спиной.
Но сегодня Пьера не было на месте.
В его покоях, на скамье Пьера сидела молодая девушка шестнадцати лет, одетая лишь в тонкое шелковое платье цвета голубого неба. Аристократическая бледность ее лица и зауженная природой талия говорили о высоком сословии ее родителей. Подняв взгляд своих больших голубых глаз на вышедшего Луи, она легко улыбнулась.
- Здравствуйте, мой король, - произнесла она, не вставая со скамьи, но склонив голову в почтении перед монархом. Невиданное хамство и неуважение к королевской особе, но северный холод в ее голосе дал понять уже довольно немолодому королю (а ведь ему уже минуло двадцать семь!), что она имеет право на это, - Я ждала вас.
- Кто вы? – произнес король и сделал шаг навстречу к гостье, но та жестом остановила его.
- Не приближайтесь, ваше величество. Король-Солнце может растопить нежное девичье сердце, и вода навеки проклянет сеи покои, а невежественный люд потеряет веру в своего монарха. Но отвечу на ваш вопрос – я та, кого вы ждали всю свою жизнь. Мой дед, Владыка Северных Земель, Генерал Всех Вьюг и Ветров, прислал меня вам и вашем людям. Как к великому правителю. Как к избраннику высших сил. Сегодня особенная ночь, вы знаете это. Время пришло, король. Время правды и спасения Франции. Время заглянуть в бездну своих страхов.
netuja
Dec. 25th, 2018 02:08 pm (UTC)
За время своего существования Лувр успел перевидать такое количество разного сорта заискивающих просителей, хитроумных интриганов, коварных отравителей, хладнокровных убийц с кинжалами, девиц разного происхождения, мечтающих попасть в фаворитки, и прочего сброда, что очередная затейница вызывала только зевоту.
- С вами, прекрасная незнакомка, я готов отправиться хоть на ужин к дьяволу! Только позвольте вначале предложить вам бокал вина!
Вполоборота к даме – пока было непонятно, в любовницы она метит или в убийцы – Людовик XIV высыпал из верного перстня в один из бокалов сильнейшее снотворное. Уснет, отдадим ее дознавателю, а там посмотрим. Может, и в любовницы возьмем. Было в ней какое-то очарование – этакая святая простота и наивность. «Время правды и спасения» - прелесть что такое.
- Надеюсь, вы не откажете Королю, и выпьете? – Людовик протянул девушке бокал и добавил тоном ниже: - И может быть, даже позволите приблизиться к вам? Не бойтесь растаять, милая. После… ммммм… нас – хоть потоп!
(А вы думали, Путин ошибся, приписав эти слова Королю-Солнце? О нет, на самом деле он просто проговорился. Намеренно. Но об этом в другой сказке).
Странная дама приняла бокал – руку Людовика обожгло лютым морозом. И вдруг выплеснула вино в лицо Королю.
В глазах потемнело, воздух перестал поступать в легкие. Людовик рванул ворот шелковой рубашки, потянулся запоздало к колокольчику вызова охраны и упал.

***
Очнулся, кажется, через секунду. Вот он, колокольчик, прямо под рукой. Скорей звонить! Звук неожиданно получился оглушительным. А следом откуда-то раздался бас:
- «Королевский балет ночи» начинается!
Боже мой, боже мой, только не это… Да, та самая темнота вокруг… Людовик судорожно провел руками по бокам – так и есть, он в костюме Восходящего Солнца, ему снова четырнадцать, и это – один из тех кошмаров, от которых мог спасти только маленький Пьер.
- Пьер! ПЬЕР!!! – не своим голосом закричал Людовик.
В ответ из темноты выступила фигура в голубом шелковом платье.
mistform
Dec. 25th, 2018 09:05 pm (UTC)
– Вы? – прошептал Людовик. – Откуда вы... здесь?
Незнакомка улыбнулась.
– Неужели вы думаете, что я не смогу последовать за вами во сне?
– Но кто вы? Как вас зовут?
Она произнесла. Ее имя отразилось от окружающей тьмы и раскололось на тысячу невидимых льдинок. Король попытался повторить, но запутался.
– Snegurochka... Какое странное имя.
– Его дал мне мой народ, – холодно сказала девушка. – Я дочь Снега и внучка Мороза. Но довольно обо мне. Грядет год от Рождества Христова тысяча шестьсот шестьдесят шестой. Вы понимаете, что это значит?
Людовик раскрыл рот, но не смог вымолвить и слова.
– Вас пытались подготовить к этому. Пытались с самого детства. Но вы позвали сладкоголосого защитника. Его неслышимые рулады защищали вас. Но теперь он встретил меня, и больше не сможет петь...
– Что вы сделали с Пьером?!
Горячность короля удивила дочь Снега. Она посмотрела на короля удивленно и, как показалось тому, уважительно.
– Ничего особенного, – сказала она. – Я лишь воткнула в его сердце льдинку. Двести лет спустя в другой стране один человек напишет про это сказку. Но довольно. Наш выход. Руку, ваше величество! Не бойтесь. Теперь я с вами, и сегодня все пойдет не так!
Она протянула ему узкую изящную ладонь и добавила:
– Постарайтесь вытерпеть мое прикосновение. И знайте, что ваше мне столь же тяжело.
Руку обожгло холодом, как и в прошлый раз. Но Людовик, как ни странно, почувствовал, что ему становится лучше. Холод стал его союзником. Холод, и эта удивительная голубоглазая девушка.
Людовик собрался. Зазвучали первые ноты великого балета Люлли. Что-то в них было неправильное, непривычное. Уверенный, что сейчас раскроются бархатные гардины в темной комнате, и он выйдет к собравшимся на карнавал гостям, не отпуская ледяной руки, Людовик смело шагнул вперед.
Но вместо этого рухнул в пустоту.
mistform
Dec. 25th, 2018 09:06 pm (UTC)
Девушка пропала, но Людовик будто чувствовал ее морозную ладонь. Тьма рассеялась – не до конца, поддалась на время, сменившись вечерними сумерками.
Людовик обнаружил, что он со страшной скоростью несется с высоченной ледяной горки и сейчас вот-вот врежется в кучу детворы, барахтавшейся внизу. Руками он пытался затормозить об лед. Звуки, которые он слышал, исполняли "Королевский балет ночи", но на дудках и волынках. Мимолетно удивившись этому, он закричал, пытаясь предупредить детей, и обнаружил, что его собственный голос ломается и срывается в фальцет.
Ему опять было четырнадцать!
Ничего более он подумать не успел, так как вмазался со всей силы в копошащийся визжащий шар из рук и ног. От удара тот заверещал еще сильнее, кто-то писклявым голосом заорал "бей дылду!", но к счастью мало кто подхватил сей клич. Людовик выбрался, ошалело попытался поправить на голове парик, которого там, естественно, не оказалось.
Музыкантам, что расположились неподалеку на лавках, видимо дали знак, так как они синхронно прервались и тут же потянулись за бутылями, стоявшими у ног. А к огромной куче веток и поленьев, сваленной неподалеку, вышел большой человек, весь в черном. В руках он держал по горящему полену.
– Костер! – заверещала детвора. – Большой костер!
Дети побежали к черному человеку. Они забрали пылающие поленья, но того в руках появлялись все новые и новые, и вскоре детвора образовала один сплошной круг огня.
– Раз, два, три, – крикнул человек, – наш костер – гори!
Одновременно дети бросили поленья в кучу. Ветки занялись мгновенно. Вскоре посредине площади пылал огромный костер.
Снова заиграла музыка. Все еще узнаваемая, он становилась тем не менее все более странной, искаженной и холодной. Силуэты детей, танцующих вокруг, напоминали кривляющихся маскарадных шутов. Их тени словно сбежали из Преисподней.
И тогда король понял, что уже совсем стемнело.
svoloch_abramov
Dec. 26th, 2018 08:00 am (UTC)
Звезды холодными свечами сияли на небесах, освещая танцующих бестий. Маски, платья, улыбки и смех. И вот, уже не дети танцуют вокруг огромного костра, а сотни, тысячи его подданных ведут хоровод вокруг зеленого королевского трона. Куртизаны и маршалы, виночерпии и сенешали, пажи и фрейлины. Собаки, птицы, кошки, лошади и волки. Ослепительно сверкающий и оглушительно радостный хоровод во славу Короля.
Единственного. Короля-Солнце - низкорослого карлика в высоком парике и маске, в дорогом шелковом наряде, болтающего ножками в такт музыке, во всю наслаждающегося своей славой, важностью, властью.
Карлик, чей вид развлекал Луи во время обеденной церемонии, резко поднял руку, и музыка прекратилась. Хоровод замедлился, остановился.
- Шута мне! – приказал он, улыбнувшись и оголив гнилые пеньки зубов.
Кто-то схватил Луи за шиворот и швырнул к трону. С ужасом Луи обнаружил, что теперь он сам сгорбленный, искаженный болью в суставах грязный оборванец с бубенцами на одежде.
- Преклонись перед королем! – раздалось сзади, и подошва тяжелого сапога впечаталась в спину стонущего Луи. Он упал на колени, стукнулся лбом об пол. Задребезжали бубенчики. Заржали люди вокруг.
- А-кха-ха-кха, - король на троне залился отвратительным, кашляющим смехом, - За это я тебя и люблю, Шут. Ну же, развлекай меня. Чем ты порадуешь своего господина сегодня?
Луи не знал, что делать. Рядом не было верного Пьера, а значит он боле не мог выбраться из проклятого сна. Он был никем, он был жалок, раздавлен, одинок.
Одинок.
Но его правую руку, которую он подал той голубоглазой девице, все еще пронизывало острыми иголками от невыносимого холода.
- Говори, когда тебя спрашивает сам король!
Еще один пинок в спину, звон бубенчиков, смех…
- Snegurochka… - тихо прошептал Луи себе под нос, но звонкое эхо разнесло это имя по всей площади.
- Sne-gu-ro-chka! – прокричал король, издевательски смеясь и подпрыгивая на троне
- Sne-gu-ro-chka!!! – дружно проскандировали подданные в масках, хлопая в ладоши.
Завыл ветер, погасли звезды.
navtik
Dec. 26th, 2018 02:14 pm (UTC)
Шарль де Бац де Кастельмор, граф д'Артаньян, лейтенант роты королевских мушкетеров и начальник личной охраны Короля-Солнце, в гневе был страшен как тысяча чертей.
Глядя в его пылающие гасконские глаза, мэтр Жан де Шавиньи старался помалкивать - может, сойдёт за "невозмутимость, подобающую королевскому астрологу".
- Все вон! - заорал д'Артаньян (мэтр невольно втянул голову в плечи). - Да не растопчите тут ничего, к-канальи!
Господа королевские мушкетеры, обиженно сопя и клацая ботфортами, потянулись на выход из опочивальни; с опаской поглядев им вслед, Жан вздохнул и склонился над распростертым телом монарха.
Пятью минутами позже, он обернулся к меряющему опочивальню шагами лейтенанту, и голосом, срывающимся от волнения, прошептал:
- Месье д’Артаньян! Мне нужны карты.

Распахнув ларец и коснувшись сияющих перламутром и золотом карт, де Шавиньи негромко охнул.
-Золотые Таро…- прошептал он с благоговением, - изготовленные по приказу Карла Безумного! Учитель моего отца, несравненный мэтр де Нострадамус, использовал их при написании своих знаменитых катренов…
- К черту подробности!- нахмурился д’Артаньян. - Вердикт?
- Я уже формирую расклад,- прикрыв глаза, произнёс астролог. - Одна рука холодна как лёд и бесчувственна… Другая горит огнём… Голова обращена на север… ЛУНА… Перевернутый ИМПЕРАТОР. Перевернутый ШУТ. БАШНЯ. ДАМА МЕЧЕЙ… и СМЕРТЬ!
- Вижу… - прошептал де Шавиньи, поднимаясь на ноги. - Помните, мсье? “Государство - это Я”?
Сон Луи - это судьба всей Франции!
Огонь мятежа, разгорающийся с востока… Армия, бегущая прочь и несущая на плечах чуму… Париж займется огнем с восточных предместий… Пожар хуже Лондонского!
Что же на Западе? Дама, несущая холод… Скованы льдом устья Луары и Сены… Баржи с зерном, занесенные снегом… лица, иссушенные голодом…
- Тпру! Э! Стой, чревовещатель чёртов!
- Что?!- ошарашенно распахнул глаза де Шавиньи. Лейтенант сжимал его горло, почти отрывая от пола одной рукой.
- Как это прекратить?
- Ну… если попасть в сон… - протянул Жан, изучая стоящий на столике кубок…
mistform
Dec. 26th, 2018 07:02 pm (UTC)
– Так бы сразу и сказал!
Граф д'Артаньян уронил де Шавиньи на пол и под его истошный вопль "подождите, мы же не знаем дозу" выпил кубок до дна.

Первое, что увидел граф, было пламя. Оно было ярче горящих новогодних поленьев, которые д'Артаньян зачем-то держал в руках. Свет пламени струился сквозь ледяные статуи, окружающие погасший костер рядом с грубо сколоченным троном, на котором сидела еще одна скрюченная ледяная статуя. А над костром...
Над костром возвышался настоящий трон. На снежных вихрях он парил в бездонно-черном небе, и словно бы светился изнутри. На нем сидела прекрасная юная дева в голубых одеждах, и на нее было очень холодно смотреть.
– Они плохо вели себя, – сказала дева. – Они не заслуживают подарков. Хоть и позвали меня.
Граф д'Артаньян не любил театр, но даже ему показалось, что слова девы были сказаны слишком выспренно и пафосно. Но свет, струившийся свозь лед, выхватывал застывшие внутри фигурки детворы, и это было не смешно. Совсем не смешно.
– Освободи их! – сказал знакомый голос.
О, как давно д'Артаньян не слышал этот голос! Вот чье пламя освещало все вокруг, противостоя холодной ночной тьме. Король! Молодой король с пылающим солнечным щитом! Граф чуть не отсалютовал ему горящим поленом.
– Это почему? – спросила дева.
Д'Артаньян начал потихоньку пробираться сквозь сугробы, чтобы встать рядом со своим правителем. Но тут пронизывающий все вокруг свет вспыхнул как... как...
Как Солнце!
Сделав еще шаг, граф увидел короля – и оцепенел. Людовик, тот самый юноша, гарцевавший когда-то в разных костюмах на памятном карнавале тринадцать лет назад, стоял, гордо вскинув голову.
И он светился!
На глазах у д'Артаньяна король-Солнце – безо всяких кавычек – сделал шаг вперед, поднял голову и крикнул громовым голосом:
-ЭТО! МОЙ! НАРОД!
mistform
Dec. 26th, 2018 07:02 pm (UTC)
И тотчас с ледяных фигур закапала вода, потеплело вокруг, и ночь превратилась в день. Лед пошел трещинами, раскололся, и детвора покатилась по земле, ошарашенно озираясь и поднимаясь на ноги.
Но в следующий миг дева в голубом поднялась со своего трона и закричала:
– Что ты наделал!? Ты забыл, что я говорила тебе про воду?! Вода навеки проклянет тебя! Лишь лед и пламя должны исполнить эту песню!
Откуда ни возьмись, в ее руках появился посох, которым она изо всех сил стукнула о воздух, где все еще парила. Повеяло страшным холодом, ручейки замерзли, дети заверещали, когда затвердевшая вода схватила их за пятки, и бросились наутек.
– Я не могу! – трагически воскликнула дева. – Мне не хватает сил! Придется позвать на помощь!
Она еще раз замахнулась, чтобы треснуть по воздуху своей палкой, и д'Артаньян решил, что это наилучший момент для атаки. Он разбежался, замахнулся пылающим поленом и со всей силы бросил его в деву.
Полено попало ей в плечо как раз в тот момент, когда посох ударился о невидимую воздушную наковальню. Все вокруг содрогнулось. Дева упала на землю.
– Что ты наделал! – закричал графу Людовик и бросился к ней. – Snegurochka! С вами все в порядке?!
– Э-э-э... – сказал граф.
– Не приближайся! – крикнула королю дева с непроизносимым именем. – Иначе я растаю! А вы... Откуда вы взялись?! Зачем?!
– А-а-а... – сказал граф. – Я думал, вы враги.
– Настоящий враг... – Snegurochka попыталась подняться, но со стоном упала наземь, – настоящий враг сейчас появится. По вашей вине.
И в наступившей за этими словами тишине послышались новые звуки. Странное, пробирающее до костей шуршание. Громкий скрип снега, будто едет огромное колесо, или что-то похожее. И гулкий голос, бормочущий что-то нечленораздельное.
– Ну, раз по моей вине, – сказал д'Артаньян, – мне и гостей встречать. Эй, как вас там... мадемуазель... Палочку не одолжите? Вашей, думаю, сподручней будет, чем поленом.
netuja
Dec. 26th, 2018 11:20 pm (UTC)
Из-за горизонта – а может быть, из-под земли, в наступившей опять темноте трудно было понять – выкатывался огромный снежный ком. Д’Артаньян заслонил собой короля, держа наизготовку в одной руке горящее полено, а в другой – посох Snegurochka. Молча они слушали скрип снега и хтоническое бормотание приближающегося нечто. Дети с примороженными к земле пятками даже не плакали от ужаса. Наконец наступающую опасность осветил свет костра. И стало ясно, что это не ком, а деревянный корабль, окруженный облаком метели. На совершенно ненужном парусе отчетливо были видны огромные черные цифры «1666». Корабль тащил по снегу какой-то странный сброд – по-медвежьи переваливающиеся мужики в шапках с канатами через плечо. «Heeeey, uhnem, heeeey, uhnem» - без конца то ли пели, то ли стонали они.
- Тысяча чертей! – констатировал д,Артаньян и ринулся в бой.
От ударов посохом у мужиков на бородах вырастали сосульки, а от бревна у них загорались шапки. Мужики застенчиво улыбались, виновато кланялись и продолжали бормотать свою заунывную песню.
- Ну здравствуй, Король-Солнце! – прогремел сверху голос.
На палубе стоял дед в красной шубе с огромной белой бородой. Мужики засуетились, подтащили к борту невесть откуда взявшуюся лестницу и еще пуще закланялись, приглашая Людовика подняться. С ним пошла и Snegurochka.
- Ну что, Луи, хорошо ли ты себя вел в этом году? – Король пригляделся и ахнул. Дед был словно его собственным отражением в зеркале – только очень старым, страшным отражением. Его темной стороной, порождающей кошмары.
- Вижу, что не очень! – строго проговорил дед. – А хорошие дети у меня получают подарки! Вот смотри!
Из-за спины деда вышел маленький Пьер.

Это был тот самый Пьер, что столько лет спасал Короля от кошмаров. Только глаза его стали совсем белыми, как будто невидящими.
- Ну, Петруша, спой нам песенку! – приказал дед.
Пьер встал на табуретку и запел. Но голос его теперь вовсе не был ангельским колокольчиком. Скорее он напоминал скрип ржавого колеса.
netuja
Dec. 26th, 2018 11:21 pm (UTC)
- Король сидит на троне, трубач трубит вороне, но солнышка не видно, и Франция погибнет…
Людовик схватил Пьера за плечи, тряхнул, что было сил:
- Пьер! Что ты несешь? Это же я, твой король! За что ты со мной так?
Пьер поднял свои белые глаза на Людовика, продолжая петь:
- Не Пьер я, а Петр. Я жив, а ты – мертв…
Это и было самое страшное, понял король. Когда твое единственное утешение тебя предает. Когда ломается тоненькая перегородка между твоей солнечной и твоей темной стороной. Как же я его недооценивал, какой груз взвалил на эти хрупкие плечи… Раскаяние свалилось внезапно и было слишком непереносимым.
- Ну уж нет, Петр, - Король-Солнце почувствовал, как руки его наполняются жаром, - тебя я не отпущу!
Дальше как в замедленной съемке. Рука короля тянется к груди мальчика, чтобы растопить льдинку в его сердце, но молнией наперерез вылетает Snegurochka. Жар Людовика приходится прямо ей на грудь. Snegurochka тает. Все вокруг наполняется водой. Мимо проплывают мужики, дед с бородой хохочет, Людовик захлебывается.
- Пьер! Пьер! Прости меня, Пьер…
Мальчик задумчиво смотрит белыми глазами на Короля.
- Ну хорошо. Я спасу тебя. Только никогда не покушайся на мои владения! – сказав это Пьер выхватил у проплывающего мимо д’Артаньяна посох, взмахнул им в воздухе, и вся вода стала со страшным свистом уходить в воронку под землю. Она унесла с собой и корабль, и деда с бородой, и тысячу чертей. Уже захлопываясь, дыра выплюнула на поверхность сильно потрепанного д’Артаньяна.

Наступивший 1666 год не принес Франции никаких катаклизмов. Людовик достраивал Версаль, присоединял Испанские Нидерланды, и впереди у него было еще много, много лет блистательного величия.
А через шесть лет после памятной новогодней ночи в далекой холодной стране родился царевич, и нарекли его Петром. Всю свою жизнь Людовик XIV избегал с ним встречи. В Париже царь всея Руси Петр I впервые был принят только после смерти Короля-Солнца его правнуком – не испугавшимся потопа Людовиком XV.
( 10 comments — Leave a comment )