?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

сад 33.jpg

Вот она, сила доброго слова!

Тема: С добрым словом и пистолетом (пистолет ни разу не должен выстрелить).
Техветка
Секретка

Comments

( 10 comments — Leave a comment )
svoloch_abramov
Dec. 18th, 2018 12:03 pm (UTC)
Бродвей. На гастроли приезжает знаменитейшая театральная труппа из России с новым шедевром. Всего одно представление. Аншлаг.
Третий звонок.
Тишина. С легким скрипом поднимается занавес. Зрители затаили дыхание в предвкушении чуда.
На сцене стоят декорации старой, неухоженной кухни хрущёвки в перестройку. Обшарпанные обои, загаженная плита, грязь на стенах. Из крана громко капает вода. Кап. Кап. Кап.
В центре сцены стоит кухонный стол, на нем стоит початая бутылка водки и граненый стакан. Рядом лежит смазанный, блестящий под светом софитов, Тульский Токарев. За столом сидит мрачный, немытый, пьяный в стельку смуглый мужчина в майке-алкашке и семейных трусах.
В полной тишине мужчина наливает себе сто грамм и одним махом выпивает.
Слышится звук открываемой двери. Шум в прихожей. Кто-то идет на кухню. Открывается дверь, и на сцену выходит молодая девушка в сереньком платье, с авоськой продуктов. Мужчина смотрит на девушку, да застыла в немом страхе.
— Молилась ли ты на ночь… Дездемона? – относительно внятно произносит мужчина и пытается схватить ТТ со стола, но ничего не выходит – тот словно бы прилип к столу.
— Евгеша, милый… не надо… — лепечет Дездемона, зачитывая свой текст, но в глазах читается недоумение – что-то идет не так. Тем временем «Евгеша» уже двумя руками старается отодрать ну уж совсем нечеховское орудее – стол гремит, шатается, но не поддается. – Это… мой грех… к тебе… любовь…
— Ты Ленскому платок тот… ыыы! – «Евгеша» уперся ногой в столешницу, но ТТ все не поддавался, -Отдала…?
— О нет, клянусь душой…
Раздается грохот в прихожей. Дверь в кухне слетает с петель и на сцену выходит огромный киборг в светящейся золотистой броне и гранатометом наперевес. Он нацеливается на «Евгешу» и басом произносит:
— Как смел ты обвинять сей лик чудесный, пьянь Онегин, хам и плут?! Тебя взываю на дуэль, на…
Актер замялся – его коллеги на сцене на что-то яростно, кивками, намекают… На ТТ?
Немая сцена.
…битву словом! – выкручивается КиберЛенский, как бы невзначай пряча базуку за спину.
mistform
Dec. 18th, 2018 01:14 pm (UTC)
— Ха-ха! — кричит Онегин, не переставая дергать пистолет. — Меня собрался ты глаголом жечь, жестянка?
Ленский проходит через всю сцену и сияющей громадой нависает над Онегиным.
— Могу напалмом, — угрожающе говорит он. — Выбирай!
Дездемона подскакивает, оттесняя КиберЛенского от Онегина.
— Прошу не горячиться вас! — частит она. — Пожалуйте за стол, я вот сосисок к чаю принесла... Сейчас сварю!
Она бежит и суетится у плиты. Ленский вешает базуку на стену рядом с ведром и бензопилой. В ведре что-то шваркает. Он садится на стул напротив Онегина. Стул жалобно скрипит, но выдерживает.
— Помочь? — участливо спрашивает Ленский.
— Спасибо, справлюсь сам, — сварливо отвечает Онегин.
Некоторое время слышно только сосредоточенное пыхтение Онегина.
— Ах да! — восклицает тот минуту спустя. — Я вспомнил, как эта дрянь работает! — Он поворачивается к Ленскому и произносит, старательно артикулируя: — Я очень рад вас видеть, Ленский! Как поживаете, дружище?
КиберЛенский недоуменно смотрит сначала на Онегина, потом в зал.
— Я видел ваши стримы, — продолжает Онегин, — чудесны, право! Все собираюсь задонатить, отвлекают. То сны какие-то дурные, то сосиски. Какие планы на уикенд у вас?
— Да собственно...
Ленский прочищает горло, но договорить не успевает. Онегин отрывает пистолет от стола и, не медля ни секунды, со страшным грохотом стреляет в Ленского в упор. Тот падает вместе со стулом.
Онегин медленно поднимается, пошатываясь, выходит на середину сцены и торжествующе поднимает над головой пистолет.
— Вот она! — кричит он, улыбаясь. — Сила доброго слова!
Окончание фразы заглушает визг Дездемоны.
netuja
Dec. 18th, 2018 04:09 pm (UTC)
Софиты тускнеют, из полутьмы прожектор выхватывает лежащего КиберЛенского. Темная лужа крови, растекающаяся под ним, загадочно поблескивает. Зал дружно ахает, и тут же ахает снова – гладкие бока кибера начинают сотрясаться от ударов изнутри. Оболочка разлетается, и зритель понимает, что управлял «роботом» спрятанный в нем огромный черный кот. Причем кот в цилиндре, в галстуке и с моноклем. С позолотой на усах. Из груди странного животного в потолок начинает бить фонтан крови, не сдерживаемый больше золотыми латами. Умирающий поворачивается к залу и слабым голосом произносит:

- Простите, американские братаны,
Не держите зла и вы, инопланетные котаны,
Я прОдал за кибера последние штаны,
Но нынче в эрэфе поэты не нужны,
И кибера я продАл из нужды!

Внезапно кот довольно резво вскакивает – фонтан крови неостановимо бьет теперь в ухо мужику с ТТ. Действительно, никаких штанов или там, упаси Бог, сапог, как ясно видит зритель, кот на себя надеть из принципа не смог. Обвиняющим жестом он вытягивает лапу в сторону Онегина:

- А ты что же, брат,
У нас здесь должен быть рэп-баттл,
А ты в меня стреляешь из ТТ,
Между ног ничто не мешает крутить такие фуэте?
Отложи пистолет и прочие современности дары,
Биться давай на «Топорах Той поры»!

Мужик в майке и трусах наконец приходит в себя от шока, со всей дури шваркает ТТ о сцену – тот распадается на два новеньких блестящих топора. Мужик поднимает один из них, с хищным оскалом поворачивается к сопернику и, отплевываясь от бьющей в лицо крови, рычит:

- Мой дед и самых честных правил
Вот этим топором. Топор он мне оставил.
Тебя бы, Ленский, от в штаны заправил
И насекомых всяких там пасти заставил!

Оркестр дает одобрительную отбивку. Дездемона, широко улыбаясь, выходит к авансцене, легко выскальзывает из серого платья и остается в вызывающем красном купальнике. Платье под улюлюканье летит в зал.

- Маэстро, урежьте бит! – рявкает кот в оркестровую яму. И маэстро именно что урезает.

- Что, что день грядущий мне готовит?
Ужели мент меня похмельный изловит…
netuja
Dec. 18th, 2018 04:10 pm (UTC)
***
Известный на всю страну нью-йоркский театральный критик Трент Оливер выпил перед сном двойной виски против своего обыкновенного стакана кефира. Здоровье надо беречь, безусловно, но сегодня иначе не заснуть. Дело в том, что господин Оливер не любил искусство. Его воротило от театра. А уж современное искусство и современный театр… В словаре господина Оливера не было слов, которые могли бы адекватно передать его отношение к современному театру. Вы спросите, что же тогда седовласый чрезвычайно солидный джентльмен 53-х лет делал в профессии театрального критика? Никакого секрета здесь нет – он зарабатывал деньги и славу. У Трента Оливера был только один дар – своеобразное шестое чувство. Чувство конъюнктуры. И это чувство подсказывало ему, что на «Онегин vs Ленский: смертельный рэп-баттл» надо было написать самую что ни на есть восторженную рецензию. Необходимость придумать, за что можно похвалить это безобразие, терзала господина Оливера хуже зубной боли. Oh, those Russians… Задача осложнялась тем, что русского критик не знал, а автоматический синхронный переводчик весь вечер барахлил. Вот поэтому и виски, какой уж тут кефир.

Засыпая, господин Оливер крутил в голове фразу: «innovative reading of the classics…. innovative…». Он заснул, и на утро не вспомнил, что во сне фраза продолжилась: «инновейтив, мозго-стимулэйтив, Трент – старый хрыч криэйтив…».

***
Утром все пришло в норму. Пробежка, контрастный душ, завтрак из сырых овощей – здоровый образ жизни творит чудеса. План рецензии в голове уже сложился. Осталось связаться с редактором «American Theatre» и подтвердить договоренность о трёх полосах в журнале. Толстый лысый Стив Ньюсмейкер моментально ответил на скайп-звонок. Еще бы, сам Трент Оливер – их главная звезда. Господин критик открыл рот для приветствия – и неожиданно для себя выдал на совершенно незнакомом ему языке:

- Что, Ленский, хотел спрятаться?
Держи в руках, а то раскатятся!
Уж не решил ли ты, друг, раскаяться?
Так поспеши, ведь я пришел за сатисфакцией!
svoloch_abramov
Dec. 19th, 2018 05:40 am (UTC)
Мягкие белые стены «спокойной» комнаты были изрисованы всевозможными схемами и линиями.
— Ну-ну, — Доктор С. Поправил свои очки, — и вы все-равно утверждаете, что пистолет не с…
— Нет, не было выстрела! – литературный критик отвлекся от рисования очередной связки подсюжетов и повернулся к доктору лицом, — Не было! Понимаете вы меня? Он просто не мог… Стол, ТТ…
Вновь забыв про доктора, Трент вновь ушел в себя - диалоги все никак не выходили из головы.
— Не мог, не мог… Ленский – Бегемот. Он же отождествление современного времени в глазах невинной серой мышки – Дездемоны. Век высоких технологий, которые все равно кажутся чем-то мистическим, таинственным для узкомыслящего, закостенелого консерватора – Онегина. Нет, в выстреле нет смысла. Это Дездемона. Дездемона добралась до «базуки», понимаете? – еще одна угольная черта появилась и так на довольно сложной схеме, — Гауссовское распределение ролей в первом акте не позволяет использовать чеховские ружья вне контекста и морали. Помните, помните, у Киборга шла кровь – ТТ бы не пробил!
Доктор с умным видом стоял у двери комнаты и скучающе рисовал ежиков на планшете. Он уже слышал, наверно, сотую интерпретацию от свихнувшегося театрального критика. Доктор С. не считал, что пьеса (или что это было?) может быть столь многогранна и «глубока». А вот бред умалишенного – вполне.
Трент продолжал бормотать себе под нос:
— Но ведро… пустые надежды? Отложенные мечты? Разум Онегина под действием опиума для народа? Нет, повешенное Ленским безумие Онегина, отложенное на потом с подачи ТТ, провидения… Нет, определенно не было ба-баха. Доброе слово – не выстрел. Я что-то упустил. Что-то упустил…
Забившись в дальний угол, Трент свернулся в клубочек и стал сосать большой палец – та еще замен кефиру, но хоть что-то.
Увидев, что пациент успокоился, а обострение ушло, Доктор С. опять что-то там начал рассказывать и пояснять.
Но тот не слушал его. Он строил план о побеге из этой психушки.
Он просто обязан еще раз увидеть этот гениальный русский шедевр!
navtik
Dec. 19th, 2018 12:02 pm (UTC)
Зал набит до отказа.
На пороге зала группа санитаров препирается с билетерами (те покамест держатся, и санитаров не пропускают).
Оливер Трент, забившийся в глубину ложи, увлеченно сосет большой палец, периодически бессвязно восклицая: "Классика!... Классика и... Современника!"

На сцене висят ведро, красный пожарный багор, мясорубка, канистра с надписью "ЙАД", два антикварных дуэльных пистолета (отделанные нарядными вензелями "Т&Т"), берданка, пулемёт Максим и, на самом краю, Онегин с кибером Ленским (подвешенные на стену в наручниках).

Дездемона, с работающей бензопилой наперевес, стоит в свете софитов и читает монолог:
- Быть или не быть? Чего же боле?
Что я могу ещё сказать?
Песать ли мне исчо?
И против моря зол вооружиться
Бензопилой, багром и мясорубкой?
Иль, выпив йад, убить себя об стену?
И знать, что этим оборвется цепь -
(подходит и задумчиво дергает цепочку наручников — Онегин мычит, тщетно пытаясь выплюнуть кляп).
- Нет, в сад! - разочарованно качает головой Дездемона.
- Вон из Москвы! Сюда я боле…
не ездка?
не ездица?
не ездючка?..
Феминитив так сложно подобрать! — жалуется Дездемона.
(Где-то в глубине ложи тихо всхлипывает Оливер Трент).


Внезапно, со звуком наподобие лопнувшей струны, санитары прорывают билетерский кордон - и, перешептываясь, бросаются вниз по лестнице, заглядывая по рядам.
-Я знаю, ты мне послан Блогом,
До гроба ты подписчик мой… - говорит меж тем Дездемона, переводя взгляд с Онегина на Ленского и обратно, и задумчиво помахивая бензопилой.
Санитары, добравшись до лож, замечают, наконец, Трента - и с победным кличем бросаются вперед, разворачивая что-то белое с чрезвычайно длинными рукавами.
Трент, взвизгнув, переваливается через край ложи, и, на словах “то воля рэпа: я твоя”, рушится прямо на сцену, под ноги модернизированной Дездемоне.
netuja
Dec. 19th, 2018 05:38 pm (UTC)
Перед глазами серое марево. Колышется, колышется. Похоже на ткань. Занавеска? Сверху спускается что-то неприятное, блестящее. С движущимися зубцами. Тут наконец включается слух, и Трент морщится от рева работающей бензопилы. Потом только до него доходит – откуда-то сверху – голос Дездемоны:
- Ты! – бензопила угрожающе приближается.
Трент пытается отползти, но бензопила неотрывно продолжает указывать на него.
- О да, ты – Воин ДраконА!
Тебе навеки отдана,
С тобой – одна мы сотона!
Хоть руки белы у меня,
Но сердце – черного черней!
- Коня мне! Лучше трех коней! – отчаянно кричит Трент.
Ответом ему был театральный зловещий хохот Дездемоны и обрушивающаяся на него бензопила.
Трент потерял сознание и не видел, как в миллиметре от его тела бензопила распалась на зубцы страшноватым фейерверком. Никого, впрочем, не повредив.

***
Перед глазами серое марево. Колышется, колышется. Похоже на… Не успев додумать мысль, Трент инстинктивно шарахнулся в сторону – и упал с дивана.
- Ты с бодуна, что ли? Твой выход уже скоро. На вот, опохмелись, - серое приблизилось, сверху спустилась фарфоровая чашка с трещиной. Пахло из нее так… отнюдь не виски, словом. Теплая рука приподняла голову Трента, вонючая гадость обожгла желудок.
- Ну вот и хорошо, вот и умница. Надевай парик – и на сцену!
- Яаа… туда не пойду! Там санитары!
Дездемона уже сидела перед зеркалом и, тараща глаза, накрашивала ресницы.
- Какие санитары, зайчик?
- Эээ.. ммм… - Трент энергично покивал головой в ту сторону, где, по его предположениям, была сцена и зрительный зал.
- Ах, эти. Это ружье, милый. В нашем театре ружья никогда не выстреливают. Нет уже твоих санитаров. Растворились, забылись, потерялись. Оказались не нужны для развития сюжета.
- Аааа… аааа… вы меня перепутали с кем-то, я не актер. Я, видите ли, случайно…
- Да-да, все мы случайно. Случайные актеры, случайные роли, случайные костюмы, случайные тексты. Денди Онегин – пьянь подзаборная, - это последнее обстоятельство, видимо, особенно сильно огорчало Дездемону.
netuja
Dec. 19th, 2018 05:38 pm (UTC)
- Теория ролевых вероятностей… - забормотал Трент, - эклектика как искусство возможного…. «все смешалось в доме Облонских»… театр ветвящихся дорожек… Сильно, сильно! Но позвольте, как же ружья не стреляют? Я сам видел, как Онегин убил Бегемота, который был внутри Ленского!
Дездемона досадливо поморщилась:
- Нет у Ленского внутри никаких бегемотов. У него там кусты. А в кустах – рояль. А рояли у нас как раз таки и стреляют. Даже если только в себя.
- Позвольте, но я сам видел большого черного кота, который…
- Ты еще скажи, что кот рэп читал! – насмешливо покосилась на Трента Дездемона.
- Ну да…
- Ты видел, и все видели. Значит кот твой – что? Ру-жьё. Ну все, пошли. Антракт уже закончился, занавес пора поднимать.

***
Перед глазами красное марево. Колышется, колышется. Гудит отзвуками голосов, словно море. Движется. Вверх, вверх, вверх. Подожди, марево, не уходи! Но зал уже взрывается апплодисментами, а потом стихает. Ждет, сволочь, чего-то от Трента. Осмотреться, что ли для начала.
Грубый деревянный стол. Стакан (к горлу подступает тошнота – запах, как из той фарфоровой чашки). Тульский Токарев. Приклеен намертво к столу, конечно, но Трент все равно попробовал хотя бы сдвинуть пистолет с места. Бесполезно.
Шум из прихожей, на кухню заходит давешний Онегин в бальном дамском платье. На поводке он ведет Бегемота. Бегемот с отвращением, но довольно громко гавкает. «Дама» насмешливо смотрит на попытки Трента оторвать от стола пистолет и комментирует:
- Ты хочешь вынести себе мозги?
Только не здесь, я умоляю!
Я только вымыла полы!
Трент, пыхтя от усилий, зловеще косится на «даму»:
- Молилось ли… ты на ночь… уф, ружье?
Онегин бледнеет и в испуге отступает.
- Да-да, ружье! Или под юбкой
Припрятал ты рояль?
Тогда стреляйся сам!
А нет – так сгинь, забудься,
Пропади!
Судя по вздоху из зала, Онегин пропал. Но Трент продолжал его видеть. Более того, он вдруг увидел висящую рядом с Ленским наручниках другую версию Онегина. И еще одну, читающую рэп с котом. И доктора С. с блокнотом.
mistform
Dec. 20th, 2018 08:20 am (UTC)
Трент бросается к доктору С.
– Любезный доктор! Как я рад вас видеть!
Спасите же меня от этого безумия!
Согласен я на все!
Доктор С. кивает, хочет что-то сказать, но раздается грохот, и в кухню вваливается КиберЛенский.
– Онегин, пьянь!.. Ой, как вас много! А Дездемона где?
– О нет! Опять! – кричит Трент.
– Как раз хотел сказать я, – говорит доктор С., – что нужно эту сцену пройти вам до конца.
Он проходит к столу и протягивает руку к ТТ. Пистолет будто сам прыгает ему в ладонь. Доктор С. протягивает Тренту оружие рукояткой вперед. Тот ошарашенно и даже несколько неуверенно берет пистолет.
– Теперь сходитесь, – командует доктор С.
Ухмыляясь, Ленский вытаскивает базуку. Трент целится в того из пистолета, но не стреляет. Ленский тоже почему-то не шевелится.
– Стреляйте, что же вы! – раздраженно кричит доктор С.
– Я помню это, – произносит Трент. – Я стрелял тогда. И то была ужасная ошибка!
– Конечно, помните! Момент вы этот мне пересказали буквально сотню раз!
Трент качает головой.
– Нет, нет... я помню...
Он опускает пистолет, поворачивается к публике. Перед ним полный зал призраков. Трент начинает говорить:

– Я помню страшное мгновенье
Рассудка злое помутненье
Я друга своего убил
И сразу же о нем забыл
Но отомстить нашлось мне средство
Растратив все свое наследство
Замерз я пьян на Невском льду
И оказался вмиг в аду
В котором нет чертей и боли
В котором все играют роли
И над судьбой моей глумясь
Ее затаптывают в грязь
Меняются костюмы, лица
Они все вздорней и глупей
И в каждой дикой небылице
Всегда я основной злодей
Всегда куда-то я стреляю
Всегда кого-то убиваю
Как будто бешеный маньяк
Но неужели это так?!
Кто ствол моей рукой хватает
Его на друга наставляет?
Кто скрылся за моей спиной
И словно управляет мной?!
В какую ни попал бы чушь я
Развязка здесь всегда одна:
Здесь все равно стреляют ружья...

Трент-Онегин медленно подходит к доктору С., приставляет к его голове пистолет и громко шепчет:

– Ведь их развесил Сатана!
mistform
Dec. 20th, 2018 08:21 am (UTC)
Доктор С. медленно отстраняется, с опаской поглядывая на пистолет. Онегин-Трент продолжает держать его на мушке. Доктор С. смотрит в зал, словно кого-то ищет, потом на актеров.
Висящее на стене ведро снова шуршит. Доктор С. резко смотрит на ведро, лицо его искажается в гримасе недовольства. Он поворачивается к Онегину и восклицает:

– Ну почему вам все неймется?!
Но чтобы разорвать сей круг
Убить кого-то вам придется
Такие правила, мой друг
Дана вам редкая возможность
Избегнуть адского огня
Стреляйте, к черту осторожность!
В кого угодно! Хоть в меня!

Онегин на секунду застывает, а потом опускает пистолет и отвечает:

– Как мило сказанное вами
Мои желают руки сами
Промежду вашего лица
Вогнать с десяток грамм свинца
Но вы лишь этого и ждете
И, я уверен, снова врете
Я в вас стрелять не буду, нет!
Я знаю, как найти ответ...

Он подходит к краю сцены, смотрит в зал, говорит негромко и медленно:

– Пора покинуть эту сцену
Закончен наш безумный бал
Осталась лишь одна проблема -
У пьесы должен быть финал
И чтобы всех вас отпустить
Я должен выстрел совершить
Но пусть вас это не тревожит:
Кто умер, умереть не может...

Онегин подносит пистолет к виску.
Со страшным грохотом со стены падает ведро. Оттуда выползает маленький ежик, у которого на колючки надет обруч с белоснежными ангельскими крылышками. Ежик некоторое время нюхает воздух, а затем деловито бежит к Онегину. Тот в изумлении роняет пистолет и берет ежика на руки.
На Онегина с ежиком падает столб света. Остальная сцена погружается во тьму, но можно успеть заметить, как доктор С., поджав губы, склоняет голову. Свет, заливающий Онегина, становится столь ярким, что его самого уже практически не разглядеть.
( 10 comments — Leave a comment )