?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Comments

( 10 comments — Leave a comment )
lady_taell
Dec. 20th, 2016 01:49 pm (UTC)
1
— Петь, не в службу, а в дружбу!— ныл Санёк, преданно заглядывая мне в глаза с экрана. Камера у него располагалась сбоку — и получалось неважно: моё левое ухо на его настойчивые призывы не реагировало. Как, впрочем, и весь я. Потому что призывали меня бросить пляж и отправиться в северное полушарие — на самую вершину конгломерата за оставленным там скрининговым центром... На такой же высоте холодно!
Последнее я, кажется, сказал вслух.
— Не холодно! Мы центр три месяца тому на самую маленькую забросили!— воодушевился Санёк.— За день обернётесь! И дочке Новый Год устроишь! А то сидите внизу, без снега!
— Зато у тебя снега завались! — пробурчал я.— На станции в космосе...
— Се ля ви,— Санёк развел руками.— Так идёшь? Мне эти образцы до зарезу нужны, а вырваться вниз ну никак... Зря, что ли, ты дочь в экспедицию брал? Пусть прогуляется! Сам знаешь — на маленьких ничего страшнее "белочек" и "снеговиков" не водится!
— Я по…— начал я, но Санёк, истолковав это по-своему, радостно проорал: «Я знал, что ты настоящий друг!» и отключился.

Желающих идти с нами набежало с десяток — весь наличный состав станции. Путём естественного отбора и вместимости флаера осталось четверо: я с дочкой и биолог Катя с сыном. Пятым против всех правил впихался Михалыч, благо двое подростков на заднем сидении легко утрамбовывались до габаритов одного взрослого.
На подлёте к указанному навигатором месту, я нецензурно удивился: «самая маленькая» за три месяца вымахала на полную высоту в четыре километра. Не то, чтобы это было проблемой — на три с половиной поднимемся на флаере, а дальше всё равно планировали с альпинистским снаряжением двигаться. Кислорода у нас много, комбезы выдержат любую здешнюю температуру… Но полазить мы хотели в охотку, а теперь придётся идти до самого конца.

— Ишь, красавица! — Михалыч прищурился.— На самый верх пойдём?
— На макушку,— подтвердил я и, поправив очки, взглянул на вершину разлапистого конгломерата, где рождественской звездой пульсировал маячок скринингового центра.
masha_konstanta
Dec. 20th, 2016 05:25 pm (UTC)
2
— Ёлки-палки, лес густой... — сказал Михалыч. Он хоть и был суровым мужиком, но сейчас казался ребенком, зачарованным красотой настоящей русской зимы. — Если бы вы знали, как мне надоели море, песок — чтоб провалиться этим песковикам да пальмам ряженым. То ли дело ёлочки!
— Наслаждайся, — хмыкнула Катя. — У тебя тут целый полигон елей-гигантов с сюрпризами внутри.
— Мы задерживаться тут не собираемся. После высадки за скрининговым центром идут только взрослые, — сказал я и внимательно посмотрел на подростков — чтобы прониклись.
— Мы тоже уже взрослые... — заканючил Катин сын.
— Отставить споры! — прервал я детские стоны. — Полюбуетесь на конгломерат через стекло. Думаю, часа два у вас на это будет. А теперь пора садиться.
Я направил штурвал вверх. Приборная панель отсчитывала высоту — 3100, 3200, 3300. Нужно найти ветку покрепче, чтобы надежно припарковаться и разместить площадку для высадки. Набрав три с половиной километра, я облетел вокруг «малышки» и, наконец, нашел подходящую ветку.
— Ну, вперед и с песней! — присвистнул Михалыч. — В лесу родилась ёлочка, в лесу она росла. Зимой и летом стройная...
— Гигантская была-а-а, — закончила за него Катя.
Мы надели комбезы и вышли на площадку.
— Проверка связи. Меня все слышат? — спросил я, поправляя гарнитуру через защитный шлем.
— Ага! — раздались хором голоса Михалыча, Кати и детей.
— Дети, с вами связь тоже есть. Если не хотите в подарок на Новый год получить тяжелые увечья, еще раз предупреждаю: из флаера — ни ногой! — сказал я.
Итак, снаряга с нами, связь работает, кислорода предостаточно — что еще нужно ученым-альпинистам, покоряющим еловые просторы? Только вернуться живыми и невредимыми.
mistform
Dec. 20th, 2016 08:40 pm (UTC)
3
Мы шли по склону, пока еще пологому, уже минут десять, как вдруг Михалыч остановился и махнул рукой вперед. Ровная полукруглая борозда шла по рыхлому снегу и уходила за горизонт — вернее, за лапу конгломерата, на которой мы стояли.
— Снеговичок, — сказала Катя. — Маленький какой, детеныш еще, ути-пути.
— Да уж, маленький, — фыркнул Михалыч.
Судя по борозде, диаметр снеговика был метров пять, не меньше.
— Ну, не детеныш, — сказал я. — Но небольшой. Пойдемте дальше, чего встали?
— Может, отпрысков ваших предупредить?
— А что он им сделает? Закопает, разве что. И то если из флаера выйдут.
— И правда, — вздохнул Михалыч. — Скукотень! Вот если бы Деда встретить...
— Типун те на язык! — буркнула Катя.
— Не накаркай, — присоединился я. — Ты себя как, хорошо вел?
Михалыч сделал неопределенный жест рукой.
— Вот то-то и оно.

Вскоре наклон увеличился, мы достали альпенштоки и на всякий случай обвязались. Говорить стало тяжеловато, много сил уходило, чтобы тащиться сквозь снег вверх. И только Михалыч не затыкался, лишь покряхтывая, когда в очередной раз врубался в твердый наст.
— Маленькой елочке холодно зимой... кхх... Потому что елочка с гору вышиной... кхх... Деткам без родителей долго куковать. Надо было разрешить дать им... кхх... погулять. Нет, правда, нас часа три не будет. Может, пусть порезвятся?
— Не надо, — сказал я. — Если орбитальщики именно сюда сбросили центр, это значит, что под нами самая интересная им елка.
— Самая интересная новорожденная елка, — уточнила Катя.
— Тем более. Мало ли, вдруг тут мутаций до дурья.
Честно говоря, в последнем я сомневался. Санек меня так бы не подставил. Поэтому я чувствовал себя отцом-перестраховщиком и немного этого стыдился. Но, тем не менее. Целее будет.
Запиликал сигнал дальней связи.
— Пап, — раздался голос дочери. — Тут кто-то стоит снаружи.
masha_konstanta
Dec. 21st, 2016 07:11 am (UTC)
4
— Вы хто такие будете? — послышался голос на заднем фоне. Судя по всему, из громкоговорителя.
— Что бы это ни было, не разговаривайте с ним! — я начал немного паниковать.
— Пап, тут заяц-переросток привез кого-то на санях, — почти шепотом отозвалась дочь. — Ну чума!
— Вы хто такие будете, я еще раз спрашиваю! — не унимался громкоговоритель.
— Офигеть, да это эльф! У него бубенцы на шапке! — заговорил Катин сын.
Какой еще к черту эльф?!
— Так, мы возвращаемся, — сказал я и зашагал в направлении флаера. — Немедленно!
— Я только за! У детей хоть какая-то движуха, — Михалыча, видимо, забавляла вся эта ситуация, но я его энтузиазма не разделял.
— Можете не торопиться, нас уже везут в вашу сторону, — сказала дочь.
— То есть как везут?
— Прицепили флаер к саням и везут. Йухууууу!
На горизонте показалось мохнатое нечто с оттопыренными ушами и бешеными глазами — в нашу сторону мчался гигантский новогодний заяц с красной ленточкой на шее.
На санях в зеленом кафтане и с громкоговорителем в руках восседал эльф. Похоже, экстремально низкая температура ему была не страшна.
— Здрасьте, приехали. А вы хто такие? — спросил эльф.
— Учёные мы, ёлочку новорожденную приехали проведать. Вы наших детей вот в этой штуке везете, — сказала Катя и показала рукой на флаер. Через стекло показались довольные донельзя лица детей.
masha_konstanta
Dec. 21st, 2016 07:12 am (UTC)
5
— Дак это вы свои аппараты в ёлки втыкаете? Мы из-за ваших опытов звезду поставить не можем! Совсем офонарели, ничего святого!
— Вот как раз за аппаратом мы и идём, — сказал я. — Давайте так: мы заберём наш скрининговый центр и улетим, а вы воткнёте свою звезду. Все счастливы, все довольны.
— Вот так, значит, просто? В любом случае это не мне решать...
— А кому?
— Как кому? Главному, конечно же, — эльф нажал что-то у себя в ухе. — Шеф, вы не поверите — нашел учёных, хотят этот... прибор свой забрать. Что? Понял!
Эльф слез с саней и скомандовал:
— Так, господа понаехавшие, усаживайтесь в сани.
— Это ещё на каком основании? И куда вы нас повезёте? И что вообще тут такое творится? — спросил я.
— Значит так, вы на нашей территории и не в ваших интересах торговаться, — эльф ткнул пальцем в сторону флаера. — И если вы думаете, что я тут один — ошибаетесь. Неподалеку снеговики патрулируют участок, а с ними шутки плохи.
— Вы как хотите, а я пошел, — Михалыч уверенно забрался в сани. — Не собираюсь пропускать главное приключение в своей жизни.

Через минуту мы уже подпрыгивали в чудо-санях. Заяц резво нёсся по ухабам, направляя в нашу сторону снежные клубы.
Знал ли Саня, что нас ждёт здесь? Сейчас мне жутко хотелось его задушить, но почему-то внутренний голос подсказывал, что Михалыч прав — когда ещё выпадет шанс ввязаться в такое приключение?
yoschi
Dec. 21st, 2016 10:11 am (UTC)
6
Когда мы подъехали к стволу, мои худшие ожидания оправдались. Заяц стал скакать с ветки на ветку, постепенно взбираясь выше. Мы перелетали многометровые пропасти, рискуя рухнуть в бездну.
Остановились возле дупла. Его легко можно было бы принять за вход в пещеру великана.
— Ждите здесь, — сказал эльф, спрыгнул с саней и побежал к дуплу.

— Неправильная свита тут собралась, — шепнула Катя. — У Деда гномы должны быть на оленях, а не эльфы на зайцах.
Я покачал головой. Что-то тут нечисто.
Из черноты кто-то протянул эльфу яркую оранжевую звезду. Подхватив её за зубья, эльф попёр железную конструкцию к нам. Бухнув звезду в сани, он торжественно заявил:
— Вот. Ваше задание. Снимете аппарат, поставите звезду. И тогда никто к вам претензий иметь не будет.
— В дупле что, живёт сам?.. — Михалыч многозначительно поводил пальцем по воздуху.
— Да, — ответил эльф. — Там сидит сам шеф. А где вы думали тут жить то? — и хрипло захихикал.
— А вы, значит, с нами не пойдёте? — спросил я.
— Дык как же мы пойдём то? Верхушка сани не удержит. Да и зайчик наш великоват. Хехе.

Подкинули нас ещё метров на тридцать вверх. Но скорее уж просто увезли от дупла на другую сторону и оставили одних. Флаер здесь стоял уже не так устойчиво, конгломерат под ним заметно раскачивался.
Допнагрузку согласился нести Михалыч. Я поднял звезду за зубья и прислонил ему к спине. Катя стала закреплять конструкцию тросами.
— Сколько, ты говоришь, этой ёлке? — спросила она, завязывая узел на животе у Михалыча.
— Да пол года, не больше, — ответил я.
— Рано ей ещё становиться новогодней. А звезду вон какую выдали! Настоящую, новогоднюю.
— Эх, не нам решать, какую ёлку выбрать, — выпалил Михалыч. — Нам честь такую оказали, а вы ворчите.
Я его оптимизма не разделял. Обошёлся бы без такой чести.
— Смотрите, дядя Михалыч стал звездой! — закричали дети.
Да, зрелище и правда было то ещё. Аккурат по одному зубчику на руки, ноги и на голову. А Михалыч, для убедительности, ещё и руки в стороны расставил.
mistform
Dec. 21st, 2016 11:39 am (UTC)
7
— Прижимайся к ветвям, — сказал я. — Тут хоть ветер слабый, а все равно.
— Обижаешь, — весело ответил Михалыч и потопал вверх.
Мы с Катей переглянулись и полезли за ним.
До верхушки доползли без эксцессов, разве что запыхались вусмерть, подтягиваясь по все более тонким и крутым ветвям. Там, где позволяло место, отдыхали. Я устал жутко, и пытался представить, каково Михалычу под золотой железякой. Но тот не подавал вида, и уже через пять минут первым рвался вперед.

— Чтоб тебя! — воскликнула Катя, когда мы увидели вершину. — Никто лестницу не захватил?
Скрининговый центр весело подмигивал нам у подножия узкого конуса, уходящего вверх метра на четыре. Конус был абсолютно голый, шершавый, но не настолько, чтобы можно было за что-то зацепиться и достать до верхушки.
— Ну что, Михалыч, — сказал я, — залезай на плечи.
Но тот лишь обессиленно покачал головой.
— Устал, — коротко, между вздохами, сказал он. — Да и тяжелый очень. Иди ты. Я снизу.
Мы отвязали звезду от Михалыча. Тот обхватил руками вершину и встал, расставив ноги. Я залез к нему на плечи, принял у Кати звезду и попытался дотянуться до вершины. Не хватало совсем чуть-чуть. Я встал на цыпочки, но перекинуть железяку через вершину все равно не смог.
Тогда я подпрыгнул. Звезда с щелчком встала на место.
— Все! — крикнул я радостно.
И сорвался.

— Хо-хо-хо, — сказал голос. — Ты хорошо себя вел?
Я лежал на спине. По темной комнате гуляли отблески огня.
— Хорошо, — сказал я. — Наверное. Где я? Мне к дочери надо...
— Хо-хо-хо, — повторил голос. — У тебя есть дочь?
— Конечно. Я ее привез елку показать.
— И как ее зовут?
Я с готовностью собрался произнести ее имя...
И не смог.
Мы ехали, вспомнил я. Мы ехали, я, Катька, Михалыч и эти двое.
Эти двое... дети...
Дети?
Владелец голоса чем-то зашуршал. По комнате полетели искры.
— Хо-хо-хо, — сказал он. — Хо-хо. Мда. Тогда вопрос попроще. Кто ты? Как зовут тебя?
Я повернул голову. И увидел на фоне камина темный силуэт.
mistform
Dec. 21st, 2016 05:03 pm (UTC)
8
Огромная фигура в синей шапке, синей шубе, с огромной белой бородой задумчиво шуровала в огне палкой. На другом ее конце горела яркая оранжевая звезда. Точная копия той, что мы тащили на вершину.
Мы...
Катька, Михалыч, двое детей... И я.
Я пытался вспомнить свое имя и не мог.
Вместо этого моими мыслями вдруг завладел флаер.
Флаер, чей мотор просто не заведется, пока все пассажиры не будут пристегнуты.
Четырехместный флаер с узкими сиденьями, на которые никак не могут влезть два человека. Даже подростка.

Меня затрясло.
По всем признакам меня не существовало.
— Но как? — прошептал я. — Я же есть! Я же вот он, я говорю, я думаю...
— Да ты не переживай, — добродушно сказал Дед Мороз. — Хо-хо! Думаешь — значит, существуешь.
— Кто я?
Дед Мороз повернулся. Посмотрел щелочками синих глаз над румяными щеками.
— А вот этого я тебе не могу сказать, — ответил он. — Плохо тебе будет. А я, хо-хо, вроде как тебя должен наградить. Подарок сделать.
— Скажи, кто я такой!
Дед нахмурился, пробурчал вполголоса:
— Ведь предупреждали не связываться.
— Что?
— Требовать, говорю, не здесь будешь! — прогудел он. — Горазды вы, люди, требовать! И от себя, и от других.
Дед Мороз рассердился, топнул ногой. Потянуло холодом, огонь в камине съежился и опасливо потрескивал, изредка позволяя лизнуть отсветом потолок.
— Оклемался — и проваливай! Мне еще чудо организовать надо.
— Чудо?
— Ты же за этим сюда шел. Торопился, звезду тащил. Верил, — уже чуть мягче сказал он. — Значит, будет тебе чудо!
Он стукнул посохом об пол.
В глаза ударил свет.

Я повалился и поехал по твердому снегу, пытаясь сориентироваться. Над ухом отчаянно орала Катька. И почти сразу же ногу будто прострелила молния.
— А-а-а-а! — заорал я в ответ, глядя на торчащий из ноги альпеншток. — Сдурела?!
Боль прочистила мозги. Я скользил по склону, и вскоре сорвался бы с елки, если бы мою штанину не пригвоздили к насту. Вместе с изрядным куском икры, но тут уж не до жиру.
— Прости! — закричала Катька. — Ты отрубился! Я не знала что делать!
yoschi
Dec. 22nd, 2016 02:30 pm (UTC)
9
Я сначала не понял, что это такое явилось передо мной. Думал, это Катька склонилась. Но сфокусировавшись понял, что это большой розовый нос, размером с человеческую голову. Секундой позже над носом показались два чёрных шара. Глаза. Потом рыжие уши с кисточками. И наконец, я смог охватить взглядом всю голову. Белка.
Пасть белки раскрылась, обнажая два белых зуба. Зубы, как огромные лопаты, подцепили меня под спину и пасть сомкнулась.
Небо всколыхнулось, а в ушах зашумел ветер. Я понял, что мы летим. Извернувшись, я увидел, как мы мягко приземляемся на ветку и с неё пружиним на следующую. Белка двигалась длинными затяжными прыжками. Между её задними и передними лапами натягивались перепонки. Летяга.
Каждый раз, когда мы отрывались в воздух, я видел ветви до самой земли. Сверху ёлка напоминала снежинку, с её круговым игольчатым узором. А когда мы приземлялись, снег подпрыгивал вокруг нас.
Казалось, мы парим над елью целую вечность. Но вот, белка разжала пасть и я плюхнулся в снег. Не самое мягкое приземление. Я сел и увидел удаляющийся пушистый хвост.
Потом я заметил, что сижу возле флаера. Белка правильно сделала, что не поставила сюда свои лапы. Флаер от толчка мог сорваться с ветки.

Забравшись на переднее сидение и сняв шлем, я обернулся к детям, чтобы потребовать аптечку. Но дочь вдруг вскочила и с громким «Папа!» бросилась мне на шею.
— Папочка вернулся! — всхлипывала она.
— Ну, да, — сказал я, отстраняя её за плечи. — А не должен был?
Её щёки блестели от слёз.
— Ты же в экспедиции пропал, — она снова зарыдала и уткнулась мне в грудь. — думала, тебя уже никогда не найдут.
— Ничего-ничего, не бойся, Розочка моя. Теперь я никуда не денусь.
Ого, даже имя вспомнил! Действительно, экспедицию, в которую я брал Розу, помню, а что было после — нет.
Мне же аптечка была нужна! Я взглянул на ногу и увидел гладкую штанину. Никаких следов от лезвия. Ну да, ну да, воткнутое в икру остриё было не сегодня.
yoschi
Dec. 22nd, 2016 02:35 pm (UTC)
10
Пацан на заднем сидении молчал и только подозрительно на нас поглядывал.
— А тебя как звать? — спросил я.
— Стёпка, — буркнул он. — Мы с Розой в одном классе учимся.
Понятно, отчего он не в себе. Во флаер заваливается незнакомый мужик, а взрослые где-то пропали.
— Так, давай разберёмся, - сказал я. - Вы с кем сюда приехали?
Стёпка сказал:
— С мамой и с Михалычем.
— А эльф на огромном зайце вас вёз?
Дочка хихикнула:
— Па, ты чего? Их же не бывает!
— Нас вёз гном на олене, — серьёзно сказал Стёпка. — А вы откуда знаете?
У меня не было ответа.

Взрослых мы вышли встречать все вместе. Стёпка сразу побежал к маме, а Роза уцепилась мне за пояс, будто боялась, что улечу.
— Петька! — крикнул Михалыч. — Вот это да, откуда ты здесь!
От его объятий я чуть не задохнулся.
Катя гладила Стёпку по голове и стояла в сторонке. Вряд ли он чувствовал прикосновения через капюшон, но смотрел на нас уже спокойней.
— Давай ка выкладывай, как ты тут оказался, — потребовала Катя.
— Белка притащила. А ты её не видела? Там, на вершине.
— На вершине, кроме нас с Михалычем, никого не было.
— Ты ж в меня воткнула альпеншток! Чтоб не грохнулся.
— Это было пол года назад. И ты всё равно упал, — катин голос едва не сорвался в слёзы.
Пол года... Пришлось мне рассказать всё, что смог вспомнить. И про ёлку, выросшую за пол года, и про зайца, и про звезду, и про огромную фигуру в синей шубе, и про чудо мне обещанное.
Катя подошла ко мне и потрогала за плечо. Я очень надеялся, что как биолог, она сможет разобраться в этой странной фауне.
— Кажется, понятно, — сказала она задумчиво. — По всем признакам, ты был в потустороннем мире, который здесь соприкоснулся с нашим. Зайцы там заменяют оленей, эльфы гномов, а здоровый чудотворец — это андед мороз.
— Как?
— Undead moroz. Единственный, кто может отменить смерть. И то, если человек заслужил. А Роза, наверное, очень хотела, чтобы ты вернулся.
Роза всё так же обнимала меня за пояс:
— Я очень-очень хотела! Я Дед Мороза просила, чтобы ты вернулся. И всегда-всегда вела себя хорошо!
( 10 comments — Leave a comment )