?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

команда 2 рассказ 4

Смертельно опасные грамматические ошибки


Грамматические ошибки2



"Надевая Надежду" (орфографический триллер)

Comments

( 10 comments — Leave a comment )
sled_pingvina
Dec. 13th, 2016 12:39 pm (UTC)
1
Зону овеществления корректоры зовут чистилищем. Левка ребенком бегал туда смотреть всякие забавные штуки, шуршащие по периферии. Все эти самозавязывающиеся шнурки на тонких ножках, шляпы с глазами, зырящие из окон призрачного поезда. Вилы, крутящие педали велосипедов.
После того, как увидел человека с головой за плечами, два дня не мог уснуть, боялся, что с ним может приключиться такая же напасть.
И напрасно мама успокаивала, что чистилище – не весь Интернет, и на самом деле виртуальное пространство очень похоже на обычное, только ярче и лучше. Левка верил – но в глубине души прекрасно знал, что именно этот богами забытый кусочек интернета станет его судьбой. С той самой встречи, с печального взгляда Человека-С-Головой-За-Плечами.
Тогда маленький Левка Розенталь еще не догадывался, что через годы каждый день в легком защитном костюме сетевого чистильщика будет проходить по этим странноватым, немного безумным улицам и искать тех, кто множит здешние странности.
Зона овеществления, эта свалка ошибок, с каждым днем становится все больше. Периферия накрывает вчера еще благополучные кварталы, поглощает целые разделы, топит в овеществленной безграмотности сайты и общественные сети.
На границе обосновываются те ошибки, что встречаются часто, но замечают их редко. Ближе к центру зоны – грубые, яркие. Такие, что хвостов не найти. Они причудливо соединяются с реальностью, они начинают влиять на реальность, подменять ее.
Там, в глубине, все время что-то происходит. Там, говорят, где-то есть сердце чистилища, место, куда невозможно добраться. Кусочек кода, чья-то безумная программа, которая создала зону.

– Лео! – Сашка Игнатов, программист группы, махнул рукой на кусты у обочины. – Тут! О, господи…
Женщина лежала в луже крови, прошитая насквозь чем-то, похожим на огромный шампур. Шампур входил в тело где-то возле ключицы, выходил возле левого бедра.
Рядом в крови плавал паспорт.
Корректоры, приготовив оружие, встали по периметру. Лев поднял документ, пытаясь разобрать имя.
rdtynby
Dec. 13th, 2016 08:35 pm (UTC)
2
Однако имени там не было. Разворот паспорта был густо заляпан белой краской, на которой грубо намалевали: «В грабу я видел вашиго Разинталя! Пешу как-хачу!»
Льва передёрнуло. Когда он только начал работать в сети, такие послания пугали его не на шутку. Но потом он понял, что речь не о нём, а о его далёком предке — великом Дитмаре Эльяшевиче. Вряд ли кто-то из хулиганов знал имена корректоров.
Лев молча передал испорченный документ Сашке. Тот прочитал и пожал плечами.
- Мелочь, школота. С самых окраин. Только и умеют, что слова коверкать.
Лев задумался.
- Раньше «школота» не занималась убийствами пользователей, - наконец изрёк он и резко повернулся к Сашке:
- Ну, чего встал? Трупов в сети не видел? Давай, поднимай логи, анализируй трафик, выясняй, где, когда, кто. Они не должны были далеко уйти.
Коллеги-коллекторы, Ян и Пашка, тем временем методично зачищали место. Сначала они аннигилировали паспорт с ошибками, затем — кровь малинового цвета.
Сашка завершил свои поиски и медленно, словно нехотя, подошёл к задумчивому Льву, протягивая планшет.
- Смотри. Это не просто шпана. Обычно они по периферии разбегаются. А следы этих ведут прямо в глубину.
- Выходит, кто-то их науськал убивать иноверцев. Кто-то из центра.
- И что ты предлагаешь? - подошёл Пашка.
- Пришла пора узнать, кто за этим стоит. Ждать больше нельзя, они объявили нам войну.
Промедлив, он выдохнул:
- Мы идём в глубину.
Сашка присвистнул и повисла тишина. Казалось, было слышно, как бегут по киберпространству вездесущие биты. Молчание нарушил Ян:
- Шутишь! Оттуда же не возвращаются. У нас нет ни карт, ни путеводителей.
Лев усмехнулся.
- Прорвёмся, не будь я Розенталь! Сашка, как далеко ты ходил в Зону?
- Да не очень. Часа на два пути, не больше. Видел людей с платками и сарафанами на головах, пару стариков с седыми лицами. Но что-то серьёзное — нет. Вот друг мой, Петя Лысенко, почти на день пробирался. Говорят, даже стремительный домкрат видел!
- Зови Петю и двигаем, - оборвал Лев. - Пора положить этому конец.
vixymixy
Dec. 13th, 2016 10:10 pm (UTC)
3
Пока ждали Лысенко, Лев пытался припомнить то, чему его учили на спецкурсах подготовки корректоров. Сейчас трудно было поверить в то, что когда-то реальная жизнь и виртуальная проходили в совершенно разных плоскостях и никогда не пересекались. Пользователями сети назывались те, кто садился перед экранами компьютера и на время мог погрузиться в другую действительность. Теперь, после того как вирусный код сумел извратить саму суть мира, смешав воедино то, что было материально и то, что существовало только в виде программ, всех живущих на Земле стали называть пользователями, мир – Интернетом, улицы – сайтами. Сначала в шутку, потом прижилось. «Школотой» на сленге корректоров называли людей, которые отказались покидать зараженную зону. Тех, кого она с течением времени изменила до неузнаваемости. Они только внешне оставались людьми.
И если вдали от Чистилища большая часть мира еще оставалась узнаваемой, то чем ближе к границам Зоны, тем безумнее, чудовищнее становились ее творения. На периферии еще жили люди, там было не так опасно. А корректоры, такие как Лев, Сашка, Ян и Паша призваны были оградить пользователей, не давая «нечисти», как называл ее Лев, выйти далеко за границы. Плохо то, что зона ширилась с каждым днем, с каждым часом. Когда-нибудь это безумие необходимо было остановить.
Если Лев и жалел о принятом спонтанно решении, то теперь уже отступать было поздно. Хорошо, что с собой всегда сухпаек, рассчитанный на двое суток. В конце концов, если они и не дойдут до центра, то хотя бы принесут новые разведданные. Парни все подготовлены, не подведут. Лысенко будет проводником. Главное, соблюдать осторожность. А там, глядишь, по ходу дела разберемся, что к чему.
Выдвинулись через час. Растянулись цепью – впереди Лысенко, замыкающим Лев. Он напряжено сжимал оружие, готовясь, если что, прикрыть парней. Не разговаривали, не о чем было, да и не положено на боевом задании.
vixymixy
Dec. 13th, 2016 10:11 pm (UTC)
4
Лев шел и думал, что попадет им за самоуправство. Но он привык доверять своему шестому чувству, которое никогда не подводило. Как в тот раз, когда он за три шага обошел малинник… Спелые ягоды цвета крови до сих пор снятся ему иногда. Он жалел только о том, что не сумел остановить друга. Макс даже не успел дойти, лишь протянул руку, когда его опутали ветви, смяли, утащили за собой. Очередная ошибка, подменяющая реальность. Шестое чувство не подвело его тогда. И в настоящий момент не подводило. Оно настойчиво требовало идти к центру зоны прямо сейчас. Безотлагательно. Иначе может быть поздно… Почему поздно, Лев не знал.
- Лео, осторожно! - крикнул Сашка.
Сухой звук выстрелов разбередил сонную тишину. Из-под ног Льва взметнулись фонтанчики земли, травы, вырванной с корнем. Что-то черное, маслянисто-блестящее разломилось пополам, выпуская из чрева серебристые сгустки. Еще один переродок, притворившийся лежащей на дороге веткой.
- Лео, хватит ворон считать! Мы только отошли от границы, а тебя уже едва не сожрала какая-то дрянь. Если так дело пойдет, то живыми до центра мы не доберемся…
Игнатов замолчал и внимательно посмотрел на друга.
- Опять твои предчувствия? Ты хоть предупреждай в следующий раз! Иди в середине…
Лев не стал спорить, ему действительно надо было сосредоточиться на том, что хотело подсказат подсознание. Шестое чувство, ноосфера… Неважно. Но что-то настойчиво пыталось достучаться до его разума.
- Стоять, - крикнул Лысенко, идущий первым. Все вскинули оружие тут же, на автомате. Прицелились в противника. Лев, когда увидел, кто вышел перед ними на дорогу, едва не опустил оружие, хотя понимал, что внешность обманчива. Здесь, в Чистилище, нельзя доверять ничему.

На дороге перед Петей стояла чумазая девчонка. Босые ноги по щиколотку в грязи. Сарафанчик болтается на одной бретельке. Она стояла, задрав лицо, и, нахмурив брови, внимательно разглядывала Лысенко.
Обычная, кажется, девочка. Если бы не одно «но» - змейки, растущие у нее на голове вместо волос.
silver_mew
Dec. 14th, 2016 10:49 am (UTC)
5
– Глаза вниз! – скомандовал Лысенко тихо. – Не стрелять! Все отвернулись от неё и глаза вниз! Кто не уверен в себе – зажмурились!
Сам он уже стоял, уставившись в землю. Наступившую тишину нарушало лёгкое, чуть слышное шипение. Змеи, догадался Лев, это шипят змеи с её головы.

Лев опустил голову. В поле его зрения остались голые перепачканные детские ноги. Ноги прошлёпали вокруг армейских ботинок их проводника.
– Помогите, – прошептала девочка так жалобно, что Лев вздрогнул. – Пожалуйста, помогите.
Детские ножки описали ещё один круг с Петиными ботинками в центре.
– На лечение… – донеслось до Левки. – Мы собираем средства… Совсем немного осталось, иначе будет поздно! Нужна операция, без вашей помощи не справиться…

Лысенко сделал шаг. Вслепую, догадался Лев. За ним двинулся Ян. Когда он поравнялся с девочкой, та произнесла:
– Лечение очень дорогое, но я не теряю надежды.
Ян прошёл мимо, следом – Пашка.
– Врачи разводят руками, – печально сказала девочка Пашке вслед. – Только одна зарубежная клиника согласилась. Это наш последний шанс!
Сашка, за ним Лев. Глядя строго в землю перед собой.
– Ребёнок так страдает, – невидимо всхлипнула девочка, – А ведь его жизнь только началась!
Она заступила Левке дорогу. Шагнула ближе, попыталась поймать его взгляд. Лев крепко зажмурился.
Теперь, когда она была совсем рядом, в шипении змеек Лев смог разобрать отдельные слова:
– Туберкулессссс… паралиииич… лейкосссссссс…
Лев мотнул головой, отгоняя мгновенно наплывшую сонливость, сделал шаг вправо и обошёл препятствие.

Минуты через три Лысенко остановился, поджидая остальных.
– Почему ты сказал – не стрелять? – спросил Лев. – Её нельзя убить?
– Можно, почему нет, – Пётр по-прежнему говорил очень тихо. – Только на шум тут же набегут другие такие же, а то и хуже. Мы по краю спам-болота идём, оттуда вечно лезет всякое, на каждый чих. Всех не перестреляешь, лучше и не начинать.

Двинулись дальше. Вокруг становилось всё больше деревьев.
silver_mew
Dec. 14th, 2016 11:33 am (UTC)
6
Пузатые стволы, изогнутые белесые ветки. Если сначала они обходили каждое, закладывая широкие петли, то теперь приходилось идти под практически сомкнувшейся кроной. Ветки над ними шевелились. Плохо, думал Лев. Совсем плохо. Ни обзора, ни нормального пути к отступлению.

Тропинку пересёк овраг, по дну которого лениво струилась чёрная жижа. До них донёсся неприятный запах. Через овражек было перекинуто бревно.
Лысенко остановился.
– Что не так? – спросил Лев.
– Не пойму, кому понадобилось сооружать тут переправу, – пояснил Лысенко. – Тянет на ловушку.
– Бревно могло просто упасть. Само по себе.
– Ты когда в последний раз видел, чтобы в этой крэйзанутой реальности что-то было «просто»? – сплюнул Лысенко.

– Слева, из оврага, на одиннадцать часов! – сказал Ян и тут же выстрелил, через миг к нему присоединились Пашка и Ян, сосредоточено всаживая пулю за пулей в существо, пытающееся выбраться на тропинку.
– Стоять! – заорал Лев во всё горло, отметив, что Лысенко не стреляет, даже не пытается поднять оружие, хорошего проводника они взяли, грамотного. – Всем стоять, вы только хуже делаете!
– Конечно, не бревно, конечно, – бормотал Лысенко, – это же мост, и как я, дурак, сразу не понял, это ж чёртов мост…
– Троллев, – поправил Лев. – Троллев мост!
И снова, к остальным, которые к этому моменту осознали и прекратили стрелять:
– Наши пули для него – еда. И наш страх. Вообще любые эмоции. Не обращаем на него внимания, все поняли?
– Легко сказать, – прошептал Сашка, не отводя расширившихся глаз от настоящего, матёрого, толстого сетевого тролля.

А тролль рос. Если из оврага вылезала тварь размером с крупного человека, сейчас она была уже втрое больше. Лапы, толщиной с то самое бревно. Каждый коготь – с Левкину ладонь. Спутанная шерсть покрывала спину и бока, а живот был почему-то голый, блестящий – салом он его, что ли, смазывал?

Почувствовав Левкин интерес, тролль вскинул морду и втянул воздух вывернутыми ноздрями. Облизал губы – и скривился. Видимо, Лёвкина мысль показалась троллю невкусной.
rdtynby
Dec. 14th, 2016 07:20 pm (UTC)
7
Внезапно к оврагу подошёл Петя и сел спиной к троллю.
- С ума сошёл? А как же тролль? - зашипел Ян.
- Какой тролль? - недоумённо спросил проводник. - Нет тут никакого тролля.
- И точно, нет же! - сказал Сашка, сев рядом.
Тролль взвыл, чувствуя, что в этот раз ему нечем поживиться. Через пять минут, когда уже вся компания сидела на краю оврага и весело обсуждала афоризмы, он заполз обратно. Как по команде ребята встали и перешли мост.
Вскоре лес закончился и они вышли на огромную равнину. Лысенко жестом остановил их.
- Здесь владения стремительного домкрата. За них я не ходил. Как обходить его — не знаю.
Молча выдвинулись дальше. Каждый думал о стремительном домкрате, который был легендой среди корректоров. Мало кто видел его лично, а уж о том, чтобы победить его, речи даже не шло. Сегодня предстояло осуществить небывалое.
Шли очень осторожно, медленно. Петя каждые пять минут останавливался и прислушивался.
Однако их всё-таки заметили. В воздухе раздался жуткий визг, и на горизонте слева поднялась пыль.
- Бежим! Он через минуту будет здесь!
Они побежали вслед за Петей. Боковым зрением Лев увидел, как к ним несётся автомобильный домкрат размером с небольшой дом. Но до спасительного леса было ещё далеко. Бежать было бессмысленно.
Когда до столкновения остались считанные метры, Лев развернулся и зарычал:
- Именем Кирилла и Мефодия, не бывает стремительных домкратов!
И нажал на спусковой крючок аннигилятора, закрыв глаза.
Открыл их он только после того, как Петя одобрительно крякнул. Домкрат не исчез и продолжал двигаться на парней, но уже со скоростью улитки.
Они спокойно пошли дальше.
Туда, где не ступала нога корректора. Туда, где становятся реальностью все кривые и несуразные фразы. Где живут люди с фалангами головы и умельцы вилять талией. Где можно найти стрелку осциллографа и цветущую душисто спорынью.
Впереди ждал настоящий ад.

- Гы, лол, - вдруг изрёк Ян, - приколюха.
Пашка тут же извлёк из аптечки шприц с граммарнацином и вколол другу.
Лев покачал головой и достал респираторы.
sled_pingvina
Dec. 14th, 2016 08:35 pm (UTC)
8
Ян глянул удивленно, но маску взял и не обиделся. Пашка хмыкнул, но тоже надел.
А Игнатов медлил. Он стоял у редких кустов и близоруко вглядывался во что-то живое, шевелящееся в их глубине. Его поза показалась Льву неловкой – руки опущены, ссутулился. А на лице счастье.
Лев вскинул аннигилятор и тихо шагнул к коллеге. Но опоздал.
Коричневое нечто резко, как тот домкрат, рванулось из кустов, сверкнув алыми мышцами, какими-то сухожилиями, пульсирующим месивом вывернутого наизнанку, но живого и хищного организма. Лев закричал, вскидывая оружие, но твари понадобилось лишь мгновение, чтобы втянуть в себя так ничего и не понявшего программиста.
– Бежим! Быстро! – скомандовал Лысенко, выстреливая в хищника всю обойму аннигилятора, но без толку. Оружие бессильно, если его обладатель не понимает, с чем столкнулся.

…остановились, когда под ногами вдруг образовалась нормальная коричневая земля.
– Оно же сетевое, сетевое…– белыми губами шептал Ян.– Оно не могло живого человека… как оно могло?
Лев молча передал коллеге флягу. Он догадался, но не хотел говорить вслух. Догадками ничего не изменишь. И никого не спасешь.
Это просто – слово, когда-то безграмотно написанное во всех автобусах, из-за своей массовости стало официальной грамматической нормой. Вросло в реальность, исказив ее под себя. А Сашка не понял, не узнал его, не догадался.
– Так что это было?– спросил Пашка шепотом.
Лев так же тихо ответил «Вовнутрь. Вот как этот уродец здесь выглядит…»

Смотрите,– Петр указал на край проплешины.– Там что-то…
Сначала Лев решил, что это каким-то чудом здесь оказалось тело Сани. А нет. Это был только его свитер с оленями, напяленный поверх мятого салопа, из-под которого торчала окровавленная тельняшка и еще какое-то тряпье. И под этот куль из ближайших кустов натекала малиновая лужа.
Лев подобрал кусок доски, отодвинул в сторону ветки и выругался. Там снова была она – та же самая женщина в луже крови, тот же шампур, тот же паспорт… или другой?
Парни подошли, кто отводя взгляд, кто хмурясь.
silver_mew
Dec. 15th, 2016 06:19 am (UTC)
9
– Ох, ребята, – сказал Лев, опускаясь на колени рядом с трупом, осторожно прикасаясь к шампуру, – я, кажется, понял… Вот эта штука – это же личностный стержень! Никогда мне не нравилось это выражение.
– А разве оно неграмотное? – спросил Сашка озадаченно.

– То-то и оно, – ответил Лев негромко. – Наша зона не просто расширяется. Она вышла на новый уровень. Это плохо, дорогие мои корректоры, это совсем плохо. Если от одетых пальто и стремительных домкратов мы переходим к личностным стержням – значит, от ошибок мы переходим к метафорам и образам. Если так пойдёт дальше – через пару лет от нашей реальности вообще ничего не останется!

Лев открыл паспорт – почти такой же, как тот, первый. Надпись другая: «Пешу сашипками». Кто ж ты такой, песатель, подумал он безнадежно. Как тебя найти и обезвредить?
Бросив паспорт, Лев уставился в землю: голую, коричневую проплешину, на которой не росла трава. Опустил руки – может быть, горько подумалось ему, совсем скоро это образное выражение заставит людей на самом деле опускать руки каждый раз, когда они падут духом. Ну это хоть не смертельно…
Левкины пальцы коснулись грунта.
Нет. Это был не грунт.
Это был грубый коричневый дерматин.

Лев вскочил, завертел головой. Ребята, не понимая, что происходит, подняли оружие, готовясь стрелять.
Вся поляна. Всё это место.
– Назад! Все назад! – заорал Лев.
Земля задрожала, вспучилась, поднялась вертикально, во все стороны летели комья глины. Кто-то стрелял: без толку.

Перед корректорами встала коричневая дерматиновая стена. Чёрной краской на ней было оттиснуто «ГРАМАТИЧЕСКИЙ СЛАВАРЬ».
– Что это? – прошептал Ян.
– Славарь, – выдохнул Лев, – граматический. Ты читать умеешь? Вот и читай, что написано…

– НЕ УМЕЕТ, – раздался голос. – ВЫ ЛЮДИ ВООБЩЕ НЕ УМЕЕТЕ ЧИТАТЬ, И ПИСАТЬ ТОЖЕ. ВЫ КОВЕРКАЕТЕ ЯЗЫК И ДЕЛАЕТЕ СВОИ ОШИБКИ НОРМОЙ. ВЫ УБИВАЕТЕ СЛОВА. А КАК ВАМ ПОНРАВИТСЯ, ЕСЛИ СЛОВА НАЧНУТ КОВЕРКАТЬ И УБИВАТЬ ВАС? НЕГРАМОТНЫЙ СЛОВАРЬ, КОТОРЫЙ ПЕРЕПИСЫВАЕТ ЛЮДЕЙ НА СВОЙ ВКУС – ПО-МОЕМУ, ЭТО ТОЛЬКО СПРАВЕДЛИВО!
rdtynby
Dec. 15th, 2016 11:30 am (UTC)
10
Петя направил ствол на словарь, но Лев остановил его.
- Надо тоньше, - сказал он, достав маркер.
Когда он добавил «м» и заменил «а» на «о», книга смолкла и уменьшилась.
- Думаю, он водит нас за нос. Дело же не только в словаре. Даже если все русскоговорящие люди станут писать слова правильно, или если все вдруг перейдут на эсперанто — а в нём-то ошибиться в правописании вообще невозможно — проблему это не решит. Потому что от кривых фраз словари не спасут. И будут множиться люди с седыми лицами и головой за плечами.
Ян внимательно слушал, а вскоре к нему присоединились Ян с Пашкой. Лев с тревогой посмотрел на них.
- Вы чувствуете? Как мог Ян присоединиться к Яну? Уже второй раз за сегодня. Реальность вокруг начала действовать и на нас. Наденьте респираторы снова! И не вздумайте одеть!
Лев осмотрелся, глядя на этот странный мир, похожий на больную фантазию сумасшедшего. Из-за деревьев выглядывали огромные буквы Ж и Ы, и рядом — Ш и Ы. Снизу важно шагали члены стоногие. Вблизи стояла галера, на которой трудился краб.
- Я понял.
Все уставились на него.
- Нет единого злодея, который сделал это всё. Лиловое небо, ведро компрессии... Здесь же всё криво и абсурдно. Словарь был прав: это сделали люди. Множество безграмотных людей. Сотни, миллионы. Мне стоило увидеть этот ад, чтобы понять.
- И что ты предлагаешь?
- Возвращаться. Проблема не в словарях, а в головах. Словари, конечно, тоже надо править. И всех этих чудищ. - С этими словами он выстрелил в члена стоногого и тот стал бабочкой. - Но первопричина всего этого — плохое образование. В нашем мире, где любая фраза может стать явью, мы слишком невнимательны к изучению языков. Вот это и надо исправить. И тогда на галерах будут работать не крабы, а рабы. Седыми будут не лица, а волосы. И даже голова переместится из-за плеч на законное место. Люди смогут создавать чудный, удивительный мир, а не монстров.
- А как же домкрат?
Лев усмехнулся.
- Так он уже не стремительный. И наша задача — сделать так, чтобы он не стал им снова. Никогда.
( 10 comments — Leave a comment )